Переделанные стишки, басни, песни, сказки


фото кроткий лемур

2017-10-19 11:02 Вышел ёжик из тумана, Вынул водку из кармана Также ножик колбасу, Хорошо в родном лесу




Бацьку Лукашенко спрашивают: - Доколе Вы будете президентом? - До Коли...


Ради эксперимента захотели сделать как хуже. И всё равно получилось как всегда.






В этот день последний мая Осторожней нужно быть, И, на солнце загорая, Постарайся не простыть


Эту историю рассказала мне коллега. Почтенного возраста дама, адвокат в отставке, с которой мы периодически пересекаемся по вопросам деятельности нашей приемной. Приключилась история в далеком 1975 году. Моя собеседница тогда работала адвокатом в адвокатской коллегии небольшого города N. Советский Союз тогда еще был, а секса еще не было. Но, в разрез с официальной партийной и государственной позицией, как это не прискорбно, все же имели место преступления на сексуальной почве. А потому были потерпевшие, прокуроры, адвокаты и судебные процесс по таким преступлениям. И, опять-таки, в разрез с официальной позицией, преступлений было немало. По крайней мере материалов о разнообразных преступлениях было достаточно, чтобы заполонить небольшое помещение единственной государственной адвокатской коллегии. Адвокаты задыхались от возносившихся до потолка папок с делами их «подопечных». Но, ничто не вечно под Луной. И истекли сроки хранения старых дел. Радости юристов не было предела. Быстро были отобраны подлежащие утилизации дела. Была ли это диверсия, спланированная врагами, или просто недальновидность, но за давностью времени уже никто не помнит, кому пришла в голову идея не париться с уничтожением материалов уголовных дел, а тривиально выкинуть их на ближайшую помойку. Бумажные курганы ощутимо поредели, в запыленные окна стал пробиваться божий свет. Служители Фемиды вздохнули полной грудью и обнаружили на рабочих столах место, куда можно сложить локти. Наступило время обеда. Кто-то вытащил из портфеля домашнюю котлетку, кто-то закусывал бутербродом. За окном была поздняя теплая весна, и слышались детячьи голоса. Школьники шли домой после уроков. Да. Вы уже поняли. Путь детей домой пролегал возле помойки и пропустить такое событие, как замену вонючих очистков какими-то интересными папками с фотографиями школьники не могли. Гомо- и гетеросексуальные изнасилования, убийства с ним сопряженные, скотоложество и куча еще всего интересного - с фотографиями мест преступления, трупов, анатомических подробностей, протоколами, решениями судов - все попало в руки любопытного подрастающего поколения. До вечера с помойки было вынесено абсолютно все, что адвокаты туда натаскали с утра. В школе возникла подпольная биржа наиболее интересных артефактов. Особым спросом пользовались фотографии половых органов крупным планом и растерзанных трупов. Наиболее авторитетные школьники решили, что такое сокровище не должно быть в личной собственности нашедшего его индивида, а должно передаваться страждущим на время для изучения. Верховодил авторитетными школьниками третьегодник-восьмиклассник Семен, сын прапорщика местного ВОХРа и главный школьный хулиган. Под угрозой жестокой и немедленной расправы он изъял наиболее ценные объекты и стал сдавать их в аренду по 10 копеек за урок всем желающим. Желающие нашлись, и был составлен список-очередь. Фотографии изучались под лупой. Отпечатанные на пишущей машинке протоколы с пробитыми дырочками переписывались от руки, чтобы избежать грабительской арендной платы. Школа гудела как улей. Учителя чуяли, что что-то не в порядке, но, что именно происходит, понять не могли. Коммерческие операции Семена росли вширь и вглубь. За неделю он заработал месячную зарплату своего отца и стал дерзновенно задумываться о покупке мопеда. В целях получения дополнительных прибылей был разработан тарифный план «Безлимитный выходной», когда всякий заплативший рубль в субботу мог неограниченно пользоваться аж двумя выданными артефактами до утра понедельника. Потребители оценили щедрость фирмы и разобрали фотки по домам на выходные. На том Семина коммерция и погорела. В школе оборот предметов аренды находился под жестким контролем, но пьянящий воздух свободы пользования ударил арендаторам в голову, и они утратили бдительность. Безалаберный четвероклассник легкомысленно уложил в дневник протокол допроса убийцы-насильника и сочную, хоть и черно-белую, фотографию лежащей на земле обнаженной фигуристой женщины. Из бока жертвы торчал нож. Пытливый исследователь намеревался насладиться своим сокровищем вечером, перед тем как уснуть, под одеялом. Но не учел тот факт, что отец, суровый майор-танкист в целях контроля учебных успехов малолетнего раздолбая возьмется проверять его дневник. Пока собственно раздолбай, гордый как петух, дефилировал во дворе под завистливыми взглядами менее состоятельных и удачливых одноклассников. Открытый дневник выдал остолбеневшему отцу совершенно неожиданный аспект учебной деятельности отпрыска. Отец осмотрел фотографию, прочитал протокол. Затем вынул из брюк узкий офицерский ремень, хмуро сел на диван и стал ожидать чадо. Оставим за кадром душещипательную историю выяснения отношений отцов и детей. Известно лишь, что она продолжалась до часу ночи. И закончилась полной и безоговорочной капитуляцией детей. Танковые клинья прорвали оборону и приперли любителя острых ощущений к стенке. Испугавшийся до одури арендатор сдал всех и вся. Пришедшая домой мама пила из стакана валерианку. Воспитуемый тихо выл в углу со спущенными штанами. Майор метался по квартире как тигр в клетке. Это же кошмар. Не забывайте, 75-й год. Порнография, спекуляция. Статья. Однозначно. А тут еще дети. Отягчающие обстоятельства. Финал карьеры забрезжил очень отчетливо. Кто поверит, что все это с помойки… Однако мужество возобладало. И отважный танкист на следующий день, в воскресенье, отправился домой к директору школы. Где обнаружил еще несколько прячущих глаза родителей. Стало немного легче, явление явно приняло массовый характер. После небольшого, но яркого скандала, в процессе которого родители демонстрировали директору найденные у детей материалы, а директор дважды падал в обморок, пришли к выводу, что что-то надо делать. Все воскресенье инициативная группа разрабатывала тактический план. Штаб операции был перенесен в школу. С заслуженного выходного на работу были вызваны все учителя, включая физкультурника и трудовика. В понедельник с утра специальные делегации были направлены в прокуратуру и в адвокатскую коллегию. Остальные наличные силы учителей и инициативных родителей были направлены на повальный шмон. Класс закрывали на ключ и школьников по очереди заставляли выворачивать на изнанку портфели и карманы. Прокуратура оперативно привлекла милицию. Изъятые вещдоки складывали в коридорах в картонные коробки. Директор школы в очередной раз бухнулась в спасительный обморок и больше из него уже не приходила до приезда скорой. Скорая не уезжала, ей было чем заняться. Городок стоял на ушах. В кабинете первого секретаря горкома партии сидело милицейское и прокурорское руководство, директор гороно, завуч и директор школы. Белый, как мел, сидел руководитель адвокатской коллегии. Всех трясло. Вопрос стоял ребром. Надо было как-то реагировать. Но как реагировать в сложившейся ситуации никто не знал. Возбуждать уголовное дело о распространении порнографии? В отношении руководителя коллегии адвокатов? Распространял порнографию посредством выбрасывания на помойку? Да куры ж засмеют… Против Семена? Так он там не один был… Это ж целая банда.. Скандал на всю область! Дети организовали банду по распространению жестокой порнографии… При соучастии практически полного состава местной адвокатской коллегии, красота! Тут уже стул начинал качаться под руководителем горкома, такой ракурс никак нельзя было допустить… В итоге было принято волевое решение. Первый секретарь связался с руководителем областной коллегии адвокатов и в двух словах описал ситуацию. Тот икнул, прыгнул в служебную машину и вечером был в городе N. Вечером того же дня главу городской коллегии отправили в отставку в связи с выходом на пенсию, предварительно влепив ему строгий выговор за нарушение правил хранения документации. Все остальные сделали вид, что ничего не случилось. Семену срочно выдали аттестат о 8-классном образовании и под этим благовидным предлогом выперли из школьных стен. А школьники еще долгое время шепотом выясняли друг у друга смысл отдельных терминов, почерпнутых ими из изученных протоколов. Вот так, ученье не всегда свет…